Издательство - страница 17

547

заключенная в скорлупу его мучений, звучала непрес­танно, как слышится шум моря в раковине, лежащей на столе. И когда он гласил о смерти собственной скрипки, об утрате музыки, можно было приложить ухо Издательство - страница 17 к хоть какому предмету в его комнате, к стенкам, к коврам, к подушкам и ясно различить звуки музыки, которую его мама все-та­ки не смогла уничтожить в его сердечко.

Всякий раз, когда Издательство - страница 17 он задумывал новые метаморфозы, воспринимал другое обличье, отчаливал в новый вояж, это было не ради наслаждения и не любознательность гнала его в путь — то было итогом мучительного вида безгласных струн его распятой скрипки Издательство - страница 17. И он торопился с места на место и ворачивался, нагруженный новыми и новыми вещами, искупительными жертвами скрипке. Всю вселенную собрал он в собственной комнате: серебряные ложки с Афонской горы, изготовленные наподобие церковных Издательство - страница 17 потиров и увенчанные эмалью, гриб, по форме напо­минающий подставку для святой воды, только заполнен он был ядом; эротические открытки из Китая, мощи из пещер на Канарских островах, пивные кружки из Мюн Издательство - страница 17­хена и четки из Лурда, высушенную мяту из Индии, бутылки с водой из Темного моря, птичий скелет с Таити — все это напоминало награбленные сокровища пещеры Али-Бабы.

Было надо застать Издательство - страница 17 его в момент отъезда, когда ста­новилось ясно, что в путь его гонит духовная рана: спеш­ка, тревога во взоре гласили о том, как тоскуют его замолкнувшие руки по смычку и струнам, что смычок Издательство - страница 17 вонзился ему в душу, как будто заноза в кожу.

Пока он не начинал гласить, его можно было при­нять за нежное животное, чувствительное, смиренное; пока он молчал, его болезнь была нераспознаваема. Он казался Издательство - страница 17 беззащитным, готовым уплыть неизвестно куда — кораб­лем, сорванным с якоря.

И только тогда, когда он начинал гласить, стано­вилось понятно, какими цепями обвила его эта одер­жимость. Каждый шаг был труден и Издательство - страница 17 сопровождался му­чительным вздохом. И только мало спустя он успо­каивался.

548

Естественно, он возлагал надежды, что нечто замечательное все-же случится в его жизни. Но до этого он был должен схватить Издательство - страница 17 это волшебство своими крестьянскими лапами, руками человека, желающего для больщей убежденности во­очию почувствовать то, что ему привиделось. Все, что проис­ходило с ним, следовало разъять на части, подвергнуть анализу, объяснить. Как Издательство - страница 17 будто он ощущал во всем, что предлагалось ему, некоторую дьявольскую замену, как будто он знал, что вожделенное совсем не заключено в тех сокровищах, которыми он может завладеть.

Всеми своими метаниями с места на Издательство - страница 17 место, внезап­ными побегами, выцеживанием самой сущности, поисками оживших легенд (каждую даму он превращал в ми­раж) он так и не достигнул свободы, не утолил свою яро­стную страсть — ему досталось только Издательство - страница 17 страдание, глубо­чайшая мука. Создавая вокруг себя атмосферу мечты, снов, он различными фокусами превращал все в мираж, а позже пенял, что ему недостает тепла и человечности. Чем далее он удирал Издательство - страница 17 от всего уродливого, грязного, животного, от заболеваний, на которые он старался не об­ращать внимания, от бедности, которой он третировал, от всего телесного, что он презирал, от человечьих привязанностей, которым он не желал хранить Издательство - страница 17 верность, от помощи и покровительства, которые он считал ниже собственного плюсы, — тем посильнее было его страдание.

Фантазия не давала ему ублажения.

Он был одинок.

И вот он полюбил Незнакомку — даму, утонув Издательство - страница 17­шую когда-то в Сене. Она была так красива, что в морге поторопились снять с нее гипсовую маску. И эта маска его поразила. Этой дамой он восторгался без­мерно, и ее очарование не Издательство - страница 17 могло разрушиться, как это бывало с другими дамами. Ее безмолвие позволяло его любви гласить в полный глас. Только погибель может довести любовь до такового абсолюта. Один из любовников должен быть мертв, чтоб Издательство - страница 17 любовь была нескончаемой, цвела расчудесным недосягаемым цветком. Исключительно в погибели не угрожают измены и утраты. Вот так любовь Жана к Не­знакомке, утонувшей в Сене, не знала границ. У этой

549

деспотической духовной любви Издательство - страница 17 не могло быть соперни­ков.

Мы с ним замыкались в мире его фантазий посреди предметов, отобранных им во всех уголках мира. И сна­чала мое чувство ублажения, обволакивающее, рас­слабляющее, растворяющее Издательство - страница 17 меня, было подобно действию наркотика. Жан гласил, и сразу слышались уда­ры китайского гонга, вызывая в памяти пустыни Тибета и религиозные церемонии тех лам. По крышке пианино плыла малая лодка, и Издательство - страница 17 четыре древесные фигуры в ней верно прорисовывались в свете лампы. На стенках торчали оленьи рога, несущие на для себя как будто пронзенные клинком эротические книжонки. Два охот­ничьих ножика были скрещены над Издательство - страница 17 нашими головами. Не­ведомые подводные растения расцветали в самых неожи­данных местах. На зеркалах распластались приклеенные морские звезды, а скелетики листьев прилипли к окну. Стекла в нем были раскрашены так, что узреть Издательство - страница 17 через их окружающий мир было нереально, и взор поневоле опять ворачивался к созерцанию интерьера, погружался вглубь.

— Когда я приехал в Лапландию, — гласил Жан, поглаживая черенок пустой опиумной трубки, — то уви­дел Издательство - страница 17, что это — страна молчания. Люди собирались вкупе, садились в кружок, курили, улыбались и делали все это молчком. Они не говорили. У северного оленя нет го­лоса, чтоб он мог посетовать либо закричать. Я везде Издательство - страница 17 пробовал разгадать секрет общения лапландцев друг с дру­гом, тайну их речи. И сообразил: за их молвят деревья. У возрастающих там деревьев вывернутые, как после пыток, сус­тавы, тощие ножонки и лица Издательство - страница 17 тотемных столбов. Деревья и молвят, и сетуют, и вздыхают, и умоляюще вски­дывают руки, обращаясь к этому молчанию.

Запах духов и эссенций плыл по комнате. Мы посиживали перед огнем на Издательство - страница 17 крохотных детских стульчиках, приве­зенных из Греции. Как и раньше поглаживая трубку, Жан произнес:

— Как ты думаешь, найдем ли мы когда-нибудь в любви двойника?

550

— Повстречать двойника, того, кто на тебя похож Издательство - страница 17 во всем, — произнесла я, — это проклятие для любви. Любовь рождается из различий, противоречий, отчужденности, из борьбы, преодолевающей эту отчужденность. А если оба главнее всего ставят мечту, грезы, очень скоро они оба пропадут. Какой-то Издательство - страница 17 из них должен стоять на земле и удер­живать другого. Это тяжело, но эта самая боль и есть то, чем наша любовь должна быть для других.

— Ты знаешь, как я живу Издательство - страница 17: меня уносят различные потоки, то один, то другой. Время от времени я боюсь, что меня вынесет в никуда. Но когда я люблю по-настоящему — сколько в этом волнения, сколько колебаний! Но Издательство - страница 17 сомнения не от любви, сомнения твои — от действительности жизни. Ты жи­вешь миражами и стремишься к перевоплощению через свою любовь. Но твоя способность к метаморфозам может унести тебя так далековато, что в конечном итоге ты Издательство - страница 17 отыщешь в любви и тепло, и уверенность в собственном своем существо­вании. Ты очень просто плаваешь, ты очень просто обрываешь нити. А когда ты хотя бы на минутку попадаешь Издательство - страница 17 в зависимость от собственной любви, это тебя мучит. Но ког­да-нибудь для тебя придется примириться с телесным, с ре­альностью, с тем, что ты — существо зависимое. Для тебя придется войти в кутузку, которая Издательство - страница 17 именуется «жизнь человека», и смириться со страданиями.

При слове «страдания» к нему возвратился его образ готового вот-вот взлететь и отбыть в дальние края пу­тешественника. Глаза его застыли кое-где Издательство - страница 17 на Северном полюсе. Позже он перевел взор и приостановил его на мне, понимая, что от меня не приходится ожидать никакого удара.

— Ты не можешь описать меня как надо, — произнес он, — так как Издательство - страница 17 ты сама как радуга, цвета твои живут недолго. Ты и появляешься исключительно в подходящей тебе атмосфере. И такая легкая идешь по водам, и другие лицезреют, как ты идешь, и желают за тобой следом, но Издательство - страница 17 пойдут и утонут. А еще ты — зеркало, и в этом зеркале люди лицезреют себя реальными, высвободившими свое «я». Возьми меня — я и сам чувствую себя свободным, когда гляжу на тебя Издательство - страница 17. Ты прекрасное, без всяких трещинок,

зеркало, в каком можно узреть свою свою сущ­ность. Будущее естество. Но вот не очень ли поздно я найду себя? Ты знаешь, мне кажется, что все другие люди сшиты Издательство - страница 17 как-то нормально, свободным кроем, так, что меж стежками довольно места и можно дышать. А меня всего запеленали туго-натуго, и я уже задыхаюсь.

— Но тут просто дышится.

— Да, так как Издательство - страница 17, когда бродишь по закоулкам мечты, нереально узреть людские печали.

Жан стоял сейчас перед раскрашенным окном, кото­рое при всем этом к тому же нельзя было открыть на улицу.

— Это — тюремное Издательство - страница 17 окно, а я — заключенный, — ска­зал он. — Так и буду стоять перед решеткой, около этого нескончаемого окна, из которого нельзя выглянуть, и рваться отсюда в воображаемую страну, где много света, где нет Издательство - страница 17 никаких стенок и границ ее не видать. И ты — заключенная, только другого сорта. Ты — за решеткой собственной любви и соболезнования. А когда двери раскроются и ты окажешься на пороге свободы, к для тебя придет злополучная Издательство - страница 17 идея ог­лянуться вспять, и там ты узреешь кого-либо, кто не получил свободы, и повернешь вспять, и прикуешь себя к тем, перед кем двери на свободу не открываются. Ты — доб­ровольная Издательство - страница 17 арестантка, не желающая выйти из кутузки в одиночку. Ты будешь всегда готовить побег для дру­гих. И так пройдет время.

— Но ведь, Жан, зато у нас есть мечта, а это Издательство - страница 17 наилучшее лечущее средство для узников...


Ежедневник 1931-1934 гг. РАССКАЗЫ

Редактор И. Д. Шалаева Технический редактор Я. В. Сидорова Корректор Г. Н. Страхова

ООО «Агентство «КРПА «Олимп» Изд. лиц. ЛР № 070190 от 25.10.96. 121151, Москва, а/я 92 E-mail: olimpus@dol Издательство - страница 17.ru

ООО «Издательство Астрtль» Изд. лиц. ЛР № 066647 от 01.06.99 143900, Столичная обл., г. Балашиха, пр-т Ленина, д. 81

ООО «Издательство АСТ». Изд. лиц. ИД № 02694 от 30.08.2000 674460, Читинская обл., Агинский р-н, п. Агинское, ул. Рынка Издательство - страница 17 Ринчино, д. 84 www.ast.ru E-m;iiI:aslpub@ahani

Отпечатано с готовых диапозитивов в ОАО «Рыбинский Дом печати» 152901, г. Рыбинск, ул. Чкалова, 8.






izdanie-rasprostranyaetsya-besplatno.html
izdaniya-f-v-bulgarina-i-n-i-grecha-i-zhurnal-biblioteka-dlya-chteniya.html
izdaniya-svyazannie-s-volnim-obshestvom-lyubitelej-slovesnosti-nauk-i-hudozhestv.html