Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения»

Объявив жестокую борьбу прогрессивной журналистике, правительство Николая I охотно поддерживало обскурантистские издания Булгарина и Греча.

Фаддей Булгарин появился в Петербурге в 1819 г. Прошлый офицер, выгнанный из службы за дурное поведение, он стал карточным шулером, вором и запивохой. Когда войска Наполеона вступили в пределы Рф, Булгарин перешел к французам, выхлопотал для себя чин Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» капитана и сражался против российских. В 1814 г. он попал в плен к пруссакам, а после окончания войны и обмена военнопленных поселился в Варшаве, откуда потом переехал в Петербург. Тут Булгарин представился либералом, свел знакомство с передовой литературной молодежью – Рылеевым, братьями Тургеневыми, Кюхельбекером, Грибоедовым, но в особенности сошелся Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» с Гречем. Он сотрудничал в почти всех петербургских изданиях и с 1822 г. начал выпускать свой журнальчик «Северный архив». Скоро Булгарин сделался известным Аракчееву, министру просвещения Шишкову, генерал-губернатору Милорадовичу, душителям просвещения Руничу и Магницкому. Пресмыкаясь перед ними, Булгарин достигнул разрешения на издание с 1825 г. газеты «Северная пчела», при этом ему Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», единственному из всех российских журналистов, правительство доверило помещать в газете политическую информацию.

После победы царя над восставшими декабристами Булгарин составил докладную записку «О цензуре в Рф и книгопечатании вообще», в какой востребовал усилить надзор за печатью и передать цензуру повторяющихся изданий особенной канцелярии министерства внутренних дел. Записка приглянулась Николаю I Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», и Булгарин получил два предназначения: гласное – бюрократ особенных поручений при министерстве просвещения, и потаенное – агент Третьего отделения. Бенкендорф поручает Булгарину смотреть за писателями и журналистами, донося обо всем, что получится выяснить. «Полицейский Фаддей», как называл Булгарина Пушкин, написал огромное количество доносов, и Бенкендорф был доволен ассистентом.

Греч в Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» 3-ем отделении не считался, но оказывал Булгарину постоянную помощь в его служебных стараниях. Современники их не делили. Пушкин в памфлете «Торжество дружбы...» (1831) произнес, что Булгарина и Греча связывает «сходство душ и занятий штатских и литературных». Та же идея в памфлете Герцена «Ум отлично, а два лучше» (1843): «Нет ни Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» 1-го человека в Петербурге, который бы умел осознать врознь Булгарина и Греча, – хотя бы один жил для наслаждения и нравственных наблюдений в Париже, а другой для нравственных наблюдений и для наслаждения в Дерпте».

В распоряжении Булгарина и Греча находился наистарейшем журнальчик «Сын отечества». Он существенно растерял собственных читателей, и тираж его Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» с 1800 экземпляров свалился до 600–500. Уже в 1825 г. Греч в качестве соиздателя-соредактора пригласил в «Сын отечества» Булгарина, который не только лишь увеличивает монархическую преданность журнальчика, да и старается внести в него дух предпринимательства и наживы. В журнальчике начинают печататься различного рода непроверенные факты и сообщения, имевшие целью поразить Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» внимание читателей и привлечь подписчиков.

Булгарин не остался в долгу перед Гречем и предложил ему стать соиздателем «Северного архива». По собственному типу это был двухнедельный научный журнальчик. В нем печатались уникальные и переводные статьи по истории, географии, этнографии, правоведению, публиковались исторические документа, древнейшие рукописи и т. д. Булгарин несколько расширил Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» программку «Северного архива», открыв в нем в 1825 г. отделы «Правоведение» и «Нра­вы», а потом отдел библиографии. После этих преобразований «Северный архив» из чисто научного журнальчика преобразуется равномерно в журнальчик научно-литературный и становится вроде бы двойником «Сына отечества». Боясь, вроде бы один из журналов не Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» остался совсем без подписчиков, Булгарин и Греч решают соединить их. С 1829 г. начинает раз в неделю выходить «Сын отечества и Северный архив. Журнальчик литературы, политики и современной истории» под общей редакцией Булгарина и Греча.

Объединенный орган еще больше укрепился на обскурантистских позициях, с новым усердием славословил правительство, ожесточенно боролся Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» с передовой литературой и журналистикой и сначала с теми изданиями, в каких сотрудничал Белинский. Но эти свойства только оттолкнули читателей от «Сына отечества». Он оказался не в состоянии соперничать с «Московским телеграфом», «Телескопом», «Современником», и тираж его посреди 1830-х годов снизился до 400 экземпляров.

В 1837 г. Булгарин и Греч передают Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» издание «Сына отечества» опытнейшему издателю и книгопродавцу А. Ф. Смирдину, оставляя за собой редакторские функции. Смирдин приглашает в качестве неофициального редактора бывшего издателя «Московского телеграфа» Н. Полевого. Да и это не посодействовало. Утратив надежду на фуррор, Булгарин, Греч и Полевой в 1839 г. оставляют редакцию «Сына отечества». В следующие годы журнальчик переходил из Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» рук в руки и в 1852 г. закончил свое существование.

Из всех изданий Булгарина и Греча более влиятельным была политическая и литературная газета «Северная пчела» (1825–1864) – 1-ая большая личная газета в Рф.

В номере «Северной пчелы» любая из 4 страниц-полос делилась горизонтальной линейкой на две части. В верхней находились три Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» неизменные отдела: «Внутренние известия», «Новости заграничные», «Стихотворения. Характеры. Словесность»; в нижней части – четыре отдела: «Новые книги», «Смесь», «Литературные новости», «Наряды». Получив право на помещение политических известий, «Северная пчела» сразу заняла привилегированное положение по отношению к другим личным изданиям, которые этого права не имели. Сначала 1828 г. «Северной пчеле» правительство дарило Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» еще одну льготу: ей первой разрешили печатать театральные рецензии. В 1825–1830 гг. газета выходила трижды в неделю, с 1831 г. – раз в день. Булгарин и Греч правили газетой до 1859 г.

Политическая позиция «Северной пчелы» обусловилась не сходу. В 1825 г. в газете печатаются произведения Пушкина, Рылеева, Ф. Глинки, газета положительно отзывается о Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» творчестве Пушкина, о думах и о поэме «Войнаровский» Рылеева, об альманахе декабристов «Полярная звезда». Со стороны Булгарина это был тактический ход: он осознавал, что в пору публичного возбуждения только эти имена принесут фуррор изданию. Но уже тогда в «Северной пчеле» намечается то направление, которое полностью устраивает правительство Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения»: за верноподданническую статью о кончине Александра I Булгарин получил благодарность от королевской семьи. Эти осязаемые связи Булгарина с правительством приводили в негодование передовых современников: «Ты не «Пчелу», а «Клопа» издаешь», – упрекал Булгарина Рылеев и угрожал ему: «Когда случится революция, мы для тебя на «Северной пчеле» голову отрубим!».

С конца 1825 г. «Северная пчела Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения»» открыто преобразуется в правительственный орган, в «почти официальную газету» (Пушкин). Прославление «верноподданнических чувствований», демонстрация «преданности престолу и чистоте нравов» становятся ее главной целью. Политической частью «Северной пчелы» правило Третье отделение, Бенкендорф лично контролировал деятельность газеты и пичкал Булгарина средствами.

С особенной ревностью защищала «Северная пчела» самодержавно-крепостнические устои в Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» 1830–1831 гг., в пору революционных событий на Западе и роста народного движения снутри страны. Булгарин и его сотрудники на все лады костили зарубежных «мятежников» и расписывали «безграничную верность» российского народа собственному монарху. Бенкендорф не один раз поручал заведующему канцелярией Третьего отделения фон Фоку составлять для «Северной пчелы» статьи, имеющие Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» целью «успокоить публику насчет зарубежных дел и событий», и они печатались в газете как редакционные.

Выполняя заказ собственных владельцев распространять официальные представления как можно обширнее, Булгарин пробовал отыскать такие средства и методы подачи газетного материала, которые обеспечили бы «Северной пчеле» доступ во все слои населения и сначала к широкому Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» читателю. Жанры и формы материалов газеты пришлись «по плечу» малотребовательному, неискушенному «среднему» читателю – негоциантам, мещанам, ремесленникам, маленькому чиновничеству, провинциальным помещикам. Булгарин и его сотрудники старались предлагать легкое занятное чтение, нередко основанное на сенсации, вымысле и непроверенных фактах, но начиненное советами хранить преданность царю и церкви.

Посреди собственных читателей Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» газета Булгарина стала пользующейся популярностью и к началу 1830-х годов собрала 4000 подписчиков – число по тем временам очень огромное. Как свидетельствует А. В. Никитенко, ревизовавший в 1834 г. петербургский учебный округ, провинциальные бюрократы «ничего не читают, не считая «Северной пчелы», в которую верят, как в священное писание. Когда ее цитируют Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», должно замолкнуть всякое противоречие».

Видное место в «Северной пчеле» занимала рубрика «Нравы», под которой помещались короткие нравоучительные рассказы, диалоги, шуточки, написанные бойко, но без всякой глубины. Тут печатались и фельетоны. Самая рубрика «Фельетон» в российских газетах появилась исключительно в 1840-х годах, но как форма журнальных и газетных материалов фельетон Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» повсевременно встречается в российской периодике уже в 1820–1830-е гг., при этом «Северная пчела» первой из российских газет стала помещать его. Это были приемущественно нравоописательные фельетоны в духе «улыбательной» сатиры Екатерины II с большой дозой официальной морали.

Под рубрикой «Словесность» публиковались не только лишь «малые формы» художественной прозы, но также статьи о литературе Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», прикладном искусстве и т. д. С 1828 г. тут время от времени печатаются «анекдоты», типо извлеченные из зарубежной периодики, а в реальности представлявшие собою грубые и грязные пасквили-доносы на политических и литературных врагов «Северной пчелы», а именно на Пушкина и Белинского.

В отделе «Смесь» помещались недлинные заметки, маленькие Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» фельетоны, также различного рода сообщения, в каких рекомендовались изделия фабрик, заводов, мастерских и т. д. и произведения литературы и искусства. При всем этом «Северная пчела» расхваливала вещи, руководствуясь размерами взятки, приобретенной издателями. В повести Гоголя «Портрет» достоверно описано, как владелец «ходячей газеты», т. е. «Северной пчелы», за десяток червонцев Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» устроил пышную рекламу художнику Чарткову, обеспечив ему верную клиентуру. Подобного рода оплаченные «рекомендации» Булгарин вставлял практически во все материалы газеты: в статьи, очерки, фельетоны, указывая фамилии фабрикантов, наименования компаний, адреса престижных магазинов и мастерских.

Усердно служа правительству, Булгарин не забывал и о личной выгоде. Этот делец от Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» журналистики преобразовал «Северную пчелу» в доходное предприятие, занес в журналистику взяточничество и шантаж. «Северная пчела» оказалась родоначальницей продажной «желтой» буржуазной прессы в Рф, положила начало тому «торговому направлению» в российской периодике которое укрепила и развила потом «Библиотека для чтения» (1834–1865) – 1-ый российский многотиражный журнальчик.

Издатель и книгопродавец А. Ф. Смирдин Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» еще в 1833 г. начал объединение писательских сил, выпустив первую книгу литературного сборника «Новоселье»[76][24]. В «Новоселье» приняли роль Пушкин, Гоголь, Жуковский, Вяземский, Крылов, Погодин, Хомячков, Греч, Булгарин, Сенковский, Шишков, Хвостов и др. Если требовательному, думающему читателю далековато не все нравилось в сборнике, то «средний» читатель пришел от него в экстаз Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения». И когда Смирдин объявил, что с 1834 г. он станет выпускать новый журнальчик «Библиотека для чтения», указав, что в нем будут сотрудничать все видные литераторы, от подписчиков не было отбоя.

Смирдин организовал «Библиотеку для чтения» как большое коммерческое предприятие. Взяв на себя финансово-хозяйственную сторону дела, он пригласил в качестве редактора журнальчика О Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения». И. Сенковского, назначив ему большущее жалование – 15 тыс. руб. в год, не считая платы за сотрудничество[77][25]. В первый раз в российской печати Смирдин ввел жесткий авторский гонорар, полистную оплату авторского труда – 200 руб., увеличив его до 1000 руб. и выше для именитых писателей. По меткому замечанию Белинского, Смирдин «крякнул да деньгой брякнул Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» и объявил таксу на все роды литературного производства» (I, 98).

Тридцатые годы XIX в. в истории российской литературы и журналистики Белинский именовал «смирдинским периодом»; основная черта этого периода – проникновение валютных отношений в литературу и журналистику, что имело свои сильные и слабенькие стороны. Отлично, что литературный труд стал, в конце концов Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», оплачиваться, это позволило учавствовать в печати лицам, не имеющим других средств к существованию. Таким макаром, введение гонорара содействовало демократизации литературы и журналистики, профессионализации писательского и журналистского труда. «Будем ликовать от искреннего сердца и тому, что сейчас талант и трудолюбие дают (хотя и не многим) добросовестный кусочек Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» хлеба», – писал Белинский в статье «О критике и литературных воззрениях «Московского наблюдателя» (1836). Но совместно с тем для многих издателей и создателей гонорар становится средством обогащения, они пишут и печатают, думая не о развитии просвещения, а о личной выгоде. И это тоже занесла «Библиотека для чтения», издатель и редактор которой больше хлопотали о Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» числе подписчиков, приносящих доход, чем о качестве журнальчика.

«Библиотека для чтения» была сотворена как энциклопедическое, универсальное издание, как каждомесячный «журнал словесности, наук, художеств, индустрии, новостей и мод». Любая его книга включала 25–30 печатных листов. Выходил журнальчик с исключительной точностью – первого числа каждого месяца. Уже во 2-ой год издания «Библиотека для Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» чтения» насчитывала 5000 подписчиков, через два года их число возросло до 7000.

Большой тираж позволил Смирдину установить сравнимо невысокую подписную плату за год – 50 руб.

«Библиотека для чтения», как и «Северная пчела», ориентировалась на «среднего» читателя – городских и провинциальных чиновников, мещан, младших офицеров. Но главную поддержку журнальчику Смирдина оказывали провинциальные помещики, их Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» интересам сначала и служил журнальчик. В статье «Ничто о ничем» (1836) Белинский обусловил «Библиотеку для чтения» как «по преимуществу журнальчик провинциальный» и увидел, что «в этом отношении нереально не удивляться той ловкости, тому искусству, с какими он приноровляется и подделывается к провинции».

Книги «Библиотеки для чтения» имели неизменные Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» отделы: «Русская словесность», «Иностранная словесность», «Науки и художества», «Промышленность и сельское хозяйство», «Критика», «Литературная летопись», «Смесь». Номер заключался описанием престижных туалетов, и к нему прилагались рисунки мод.

Уделив огромное место роскошной словесности, наукам и искусствам, критике и библиографии, Смирдин все таки придал собственному журнальчику экономический уклон. Отражая интересы Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» и потребности капитализирующейся российской экономики, издатель «Библиотеки для чтения» вводит слово «промышленность» в заглавие журнальчика и делает отдел «Промышленность и сельское хозяйство». Духом буржуазного практицизма были проникнуты не только лишь экономические статьи, да и многие материалы отдела «Науки и художества», в каких предлагались технические и естественнонаучные сведения. Экономический и Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» научный отделы, также «Смесь» были в «Библиотеке» наилучшими.

При собственной ставке на «практическую полезность» журнальчик Смирдина – Сенковского демонстративно выступил против теоретических и научных обобщений, в особенности против передовых философских и политических теорий, видя в их источники вольнодумства и непослушания властям. Обвинения, издевки, практически ругательства так и сыплются на «новейших Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» мудрецов», «заносящихся умников»; самое слово «философ» в устах служащих «Библиотеки для чтения» становится бранной кличкой.

Содержание и направление журнальчика, весь его вид определялись деятельностью редактора-директора Сенковского который получил от Смирдина неограниченные возможности

Ученый-востоковед Сенковский в 1820-е годы возглавлял в Петербургском институте две кафедры – арабского и турецкого языков. Но уже к началу Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» 1830-х годов у него слабеет энтузиазм к научной деятельности и он решает на сто процентов предназначить себя литературе и журналистике.

В 1833 г. Сенковский дебютирует в печати как фельетонист, поначалу в «Северной пчеле», позже в «Новоселье» Смирдина. Политическая позиция грядущего редактора «Библиотеки для чтения» ясно проявилась уже в фельетоне «Большой Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» выход у Сатаны», размещенном в «Новоселье»; это реальный пасквиль на участников Французской революции 1830 г. и польского восстания

1830–1831 гг. Ту же линию продолжил Сенковский и в журнальчике Смирдина. Многие фельетоны Сенковского, объединенные личностью рассказчика, печатались за подписью «Барон Брамбеус». Скоро «Барон Брамбеус» из обыденного псевдонима преобразуется в литературную личность со Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» собственной биографией, интересами, образом мысли, персональной манерой говорить и писать.

Открытый консерватизм и скепсис, акцентированная беспринципность, поверхностное остроумие, показная, запанибратская веселость, раздражающая трепотня, ничем не ограниченное многословие, трескучие фразы, грохочущие слова («ракеты, искры, бенгальский огнь, свистки, шум», по определению Герцена) – вот что было типично для Брамбеуса-Сенковского. В Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» статье «Библиотека» – дочь Сенковского» Герцен писал, что «Сенковский так же принадлежит николаевскому времени, как шеф корпуса жандармов.., как нетребовательная «Пчела», находившая даже в николаевском царствовании мед» (XIV, 266).

Самодержавно-охранительному направлению подчинялись все материалы «Библиотеки для чтения». Так как в журнальчике не было политического отдела, политика вошла в «Библиотеку Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» для чтения» через фельетоны Сенковского, а именно, через фельетон «Брамбеус и молодая словесность» (1834, №3). «Юная словесность» – это литература революционной Франции; она решительно осуждается за «уничтожение» нравственности, за похвалы «остервенению» и легкомыслию. «Парижская школа, – утверждает Барон Брамбеус, – пожелала произвести в словесности нечто вроде революции 1789 года, с настоящею свирепостью Конвента. Она отважилась... убить нравственность Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения», как революция убила христианскую веру». Брамбеус не запамятывает высмеять деятелей революции 1789 г. («сумасбродов того плачевного времени») и выделить свою полнейшую благонамеренность: «Брамбеус пишет наибольшею частью в сатирическом роде, где самый тон веселости и шут­ки свидетельствует о невинности как сочинения, так и намерения».

Фельетонную манеру Сенковский ввел Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» также в отделы критики и библиографии. Он не придерживался какого-то определенного литературного направления, а защищал чисто субъективистскую позицию личного «вкуса». Руководствуясь своими соображениями, редактор «Библиотеки для чтения» ставил Пушкина ниже третьестепенного поэта Алексея Тимофеева, отождествлял Гоголя с бульварным французским писателем Поль де Коком, зато в Кукольнике лицезрел российского Гете Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» и Байрона, а в Загоскине – Вальтера Скотта. Но в этих фокусах Сенковского прятался и другой смысл. Дело в том, что на титульном листе «Библиотеки для чтения» в 1834 г. из номера в номер печатался перечень около шестидесяти создателей, чьи литературные и ученые труды предполагалось помещать в журнальчике. За одно только согласие Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» известного писателя указать свое имя в перечне будущих служащих Смирдин платил до 1000 руб. Прошло меньше года, а от журнальчика уже начали отходить наилучшие литературные силы – Пушкин, Жуковский, Крылов, Денис Давыдов, Баратынский и др., некие из перечисленных на титуле создателей вообщем не дали ни строки. Перед Сенковским встала Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» задачка сделать собственных «знаменитостей» и этим удержать читателей при журнальчике.

Критичных статей и рецензий в своем смысле слова в «Библиотеке для чтения» практически не было; их подменяли критичные и библиографические фельетоны Барона Брамбеуса, который плоско острил над наименованиями рецензируемых произведений, фамилиями создателей, искал несущественные погрешности в языке и стиле.

Чернышевский, рассмотрев Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» в «Очерках гоголевского периода российской литературы» некие литературно-критические отзывы Сенковского, представил для себя, как редактор «Библиотеки» произвел бы разбор «Мертвых душ»: «Выписав название книжки «Похождения Чичикова, либо Мертвые души», начинать прямо так: Прохлаждения Чхи! чхи! кова – не задумайтесь, читатель, что я чихнул, я только произношу вам название новейшей поэмы Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» г. Гоголя, который пишет так, что его может осознать только один Гегель». Это место работы Чернышевского напомнил В. И. Ленин, полемизируя с «легальным марксистом» П. Н. Скворцовым. Показав недобросовестность приемов «некритического критика» Скворцова, Ленин писал: «Ведь это совсем такая же «критика», как та, над которой хохотал некогда Чернышевский Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения»; возьмет человек в руку «Похождения Чичикова» и начинает «критиковать»: «Чи-чи-ков, чхи-чхи... Ах как смешно»[78][26].

В отделе «Словесность» печатались низкопробные вирши доморощенных «знаменитостей». Проза была представлена в большей степени повестями и пьесами с занятными, «захватывающими» сюжетами, что так нравилось провинциальным читателям. Такая же была в «Библиотеке» и Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» переводная беллетристика, при этом переводы зарубежных произведений часто очень отличались от подлинника: редактор сокращал текст, переделывал его, вносил дополнения – и все в интересах собственных читателей. К примеру, чтоб угодить провинциальной публике, любившей счастливые развязки, Сенковский изменил окончание романа Бальзака «Отец Горио»: он сделал Растиньяка миллионером.

Эту способность Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» редактора «Библиотеки» угадывать интересы собственного читателя высоко оценивал Белинский. «Сенковский на эти вещи – гений, он не даром 1-ый начал печатать в журнальчике романы и драмы», – заявлял критик (XI, 453). Осуждая некие приемы, применяемые Сенковским для вербования читателей, Белинский в то же время утверждал: «Нам не нравится направление «Библиотеки для чтения Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения»», но нам нравится, что в ней есть направление... Об аккуратности издания этого журнальчика, равно как и о том, что он умеет угодить своим читателям – ничего и гласить, а это – согласитесь, два принципиальные свойства в журнале» (III, 124). Еще в 1836 г. Белинский наибольшим недочетом «Библиотеки для чтения» считал то, что она Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» не развивает читателя, а сама идет на поводу у него, «без нужды очень низковато наклоняется, так низковато, что в рядах собственных читателей не лицезреет никого уж ниже себя» (II, 46–47). Годы шли. «Библиотека для чтения» стояла на месте, а читатель рос, развивался – и сначала благодаря статьям Белинского. Читатель уже не мог доверять Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» журнальчику, который заявлял, к примеру, что «Герой нашего времени» Лермонтова – это «просто неудавшийся опыт молодого писателя».

В «Очерках гоголевского периода российской литературы» Чернышевский писал, что «Библиотека для чтения» игралась «некоторую роль» в литературе и журналистике только «до тех пор, когда «Отечественные записки» заполучили решительное господство», т. е. до 1840-х Издания Ф. В. Булгарина и Н. И. Греча и журнал «Библиотека для чтения» годов. В 1848 г. Смирдин, не желавший вытерпеть убытки, передал издание «Библиотеки» книгопродавцу В. П. Печаткину; управление редакцией принял А. В. Старчевский. Журнальчик просуществовал до 1865 г.

в начало


izbavlenie-ot-shoka-ot-radiopriemnika-vidzhaj.html
izbavlyajtes-ot-negativnih-shablonov.html
izbavtes-ot-gneta-bumag.html