Избранные труды по философии культуры - страница 19


мер, бессмыслица, белоснежная ворона, круглый квадрат - и «беспредметность» есть род предмета, sui generis предмет. Каково бы ни было его логическое значение, «беспредметное слово» может иметь положительное эстетичес­кое значение, так как в нем все Избранные труды по философии культуры - страница 19 таки раскрываются свои внутренние поэтические формы. Последние налегают и на беспредметные слова, под­чиняя их своим законам либо приемам конструкции. Мы строим и бес­смыслицу по тропам параллелизма, контраста и тд., равно Избранные труды по философии культуры - страница 19 как и по пра­вилам синтаксиса («идет улица по курице»). Эстетическое значение соответственных «поэм» относится к π. Натурально, от этих случаев сле­дует отличать метафорическую игру, где абракадабра - только «види­мость» и ощущается Избранные труды по философии культуры - страница 19 только при последней остроте, новизне метафоры либо при особом к ней внимании, - «тот ошарашил его псевдосферою», «Пифагоровых штанов Павлуша уже не мог вместить в свою голову».

Предмет как незапятнанная заданность Избранные труды по философии культуры - страница 19, как пункт сосредоточения вни­мания при всей собственной конститутивной нерасчлененности, также не всегда остается всецело вне-эстетическим. Но его эстетическое действие, конкретно благодаря тому, что он есть предмет внимания, определяется общим положением его Избранные труды по философии культуры - страница 19 в сфере сознания и специ­ально в ясном поле внимания. Колебания внимания и апперцеп­ции предмета могут либо испытывать воздействие «извне», либо исхо­дить из самого предмета, как, к примеру, «неинтересного», «обманывающего Избранные труды по философии культуры - страница 19 интерес», «ожидание» и т.п. Предмет подверга­ется особенной эстетической модификации — не без воздействия, впро­чем, сюжета - как предмет «ничтожный», «серьезный», «баналь­ный», «пошлый», «стертый» и т.п., что вызывает, в свою очередь, sui Избранные труды по философии культуры - страница 19 generis энтузиазм.

Обозначим эстетическую роль незапятнанного предмета через: j.

Психологизм, вмешивающийся в неблаговоспитанное аналитически ус­мотрение предмета, подставляет часто «вещь» и «представление» на место незапятнанных подлинных предметов и отношений и Избранные труды по философии культуры - страница 19 соответственно видоизменит эстетическое восприятие. Но это — фактор субъектив­ный, дистурбационную роль которого нереально предугадать в особенностях самого предмета. Это - некая личная кон­станта, определимая через личное уравнение и присоединимая как + либо — к Избранные труды по философии культуры - страница 19 общему эстетическому воспоминанию. Обозначим ее через ±г.

V I

Беспристрастная структура слова, как атмосферою земля, окутывает­ся субъективно-персональным, биографическим, авторским дыхани­ем. Это членение словесной структуры находится в исключительном положении, и, строго Избранные труды по философии культуры - страница 19 говоря, оно должно быть вынесено в особенный

отдел научного ведения. При обсуждении вопросов поэтики ему так же не должно быть места, как и при решении вопросов логики. Но еще более, чем при рассмотрении Избранные труды по философии культуры - страница 19 движения научной мысли, до сего времени не могут отрешиться при истолковании поэтических произведений от заглядывания в биографию создателя. До сего времени историки и теоретики «литературы» шарят под диванчиками и кроватями поэтов, будто бы Избранные труды по философии культуры - страница 19 при помощи там находимых время от времени утензилий они могут восполнить недостающее осознание произнесенного и черным по белоснежному написанно­го поэтом. На более простоватом языке это нелитературное занятие трогательно и возвышенно именуется разъяснением Избранные труды по философии культуры - страница 19 поэзии из поэта, из его «души», широкой, глубочайшей и вообщем обладающей всеми гипер­болически-пространственными свойствами. На более «терминирован­ном» языке это именуют неясным по смыслу, но гулким греческим словом «исторического» либо Избранные труды по философии культуры - страница 19 «психологического метода» - что при неведении настоящего психического способа и сходит за добро.

Если не оправданием, то разъяснением таковой обывательщины в на­уке может служить, что не только лишь — возвышенный Избранные труды по философии культуры - страница 19 либо рабий - чело­веческий энтузиазм к людской душе тянет в область биографии поэта, да и вправду методологические требования исследования са­мой поэзии. Во-1-х, поэт не только лишь «выражает» и «сообщает», но также Избранные труды по философии культуры - страница 19 производит, как уже говорилось, воспоминание. Хотя бы для того, чтоб отделить поэтическую интерпретацию от экспрессивной, нуж­но знать обе. Во-2-х, опять-таки для выделения беспристрастного смысла поэмы, нужно знать, чему в создателе ее Избранные труды по философии культуры - страница 19 мы со-чувствуем, чтоб не смешать этого с тем, что требуется со-мыслить. Ведь и тряпичник, вы­таскивая из груды мусора тряпки, подымает и переворачивает груды об­глоданных костей Избранные труды по философии культуры - страница 19, жестянок, истлевших углей и остального сору, который может наводить его на различные мемуары и волнения.

Что касается первого пт, то подсознательные пробы выделить его в особенный предмет исследования есть, пожалуй, с того времени, как различают Избранные труды по философии культуры - страница 19 поэтику и риторику5. В базе собственной «впечатление» от сло-

( Более серьезное (известное мне) исследование по вопросу о различии соб­ственно Dichtkunst от Sprachicunst есть богатая историческими справками и примерами книжка Избранные труды по философии культуры - страница 19: GerberG. Die Sprache als Kunst. В. I—II. 2 Aufl. Bri., 1885; а именно, см.: В. 1. S. 50 tT. и Β. II. S. 501 ff. Основная по интересующему нас поводу идея создателя - уг­лубление древнего разделения: die Sprachkunst сначала Избранные труды по философии культуры - страница 19 преодолевает трудности воп­лощения души в звуке, потом отвердевший, абстрактный, ставший только знаком язык старается одушевить до выражения личного; поэзия же просит, чтоб я зык удовлетворял сознанию рода, и чувственная живость Избранные труды по философии культуры - страница 19, с которой нередко молвят по поводу поэзии, подчеркивает, что касается языка, только частности, а живость це-■1°го, как следует, самого художественного произведения, лежит в поэзии на глубине и величии мысли (S. 53). Выпишу одну Избранные труды по философии культуры - страница 19 увлекательную цитату: Es falJt also bei der Uichtkunst das ganze Gewicht auf die Dichtung, Erdichtung, ferwandlung, Umschaftung der Erscheinungswelt, dic Gedankenverschlingung, den Gedankenkampf; bei der Sprachkunst auf

ва не находится в Избранные труды по философии культуры - страница 19 зависимости от специфичных особенностей самого слова как тако­го, а должно быть сопоставляемо с «впечатлением» от других спосо­бов и средств экспрессивного «выражения чувств и чувств». Гене­тические теории, выводившие осмысленное слово из экспрессии Избранные труды по философии культуры - страница 19, много тут напутали. Самого обычного наблюдения довольно, что­бы увидеть, что развитие осмысленного словоупотребления и эмоци­онального окрашивания его идут независимо друг от друга и сравни­тельно поздно добиваются Избранные труды по философии культуры - страница 19 согласования. Понятно особенное, часто прелестное своеобразие детской речи, проистекающее из употребле­ния ребенком сильных чувственных речений и оценок без тени со­ответствующих переживаний и без согласования со смыслом. Эмоци­ональная экспрессивность малыша Избранные труды по философии культуры - страница 19 первее всякого словоупотребления, но post hoc не означает propter hoc, и визг, писк, ор, плач не превраща­ются в идея, как не преобразуется на ночь солнце в луну. Ребенок извивается в импульсивных движениях и Избранные труды по философии культуры - страница 19 жестах, но независимо от того, какого искусства он в их добивается, он начинает узнавать и на­зывать веши, а потом осознавать и докладывать. Существенно позднее с этим связываются «осмысленные» жестикуляции Избранные труды по философии культуры - страница 19 и чувственная экспрес­сия. Есть индивиды, полностью овладевающие импульсивными движени­ями, и все же, до конца дней собственных не умеющие согласовать со­общаемого с экспрессией.

Другим источником неурядицы являются пояснительные эстети­ческие Избранные труды по философии культуры - страница 19 теории, принимающие за разъяснение обыкновенные факты вчув-ствования, интроекции и т.п. Не говоря уже о том, что конкретно то и просит разъяснения, каким образом эти факты могут служить источ­никами эстетического удовольствия, в Избранные труды по философии культуры - страница 19 корне неверно полагать, как будто тут и весь источник эстетичности слова и как будто в других сво­их функциях слово вызывает эстетическое воспоминание по тому же принципу вчувствования.

Непременно, симпатическое осознание вообщем Избранные труды по философии культуры - страница 19 есть тот путь, ко­торым мы проникаем в «душу», исходящую в экспрессии. Но через симпатическое осознание мы со-переживаем не только лишь эстетическое переживание другого, сообщающего слово. Не считая того, если Избранные труды по философии культуры - страница 19 ограни­читься только, так сказать, эстетическим симпатическим переживани­ем, мы еще ничего не разъясним, потому что тогда пришлось бы признать, что мы эстетически воспринимаем только то, что эстетически пережи­вается самим сообщающим. В Избранные труды по философии культуры - страница 19 реальности, мы можем проходить

die Vbllkommenheit der Daistellimg cincs Seelenmoments durch die Sprache; der Dichter erfindet Nferwicklungen, Losungen, Umslinde, Lagen, giebt eine Wcltanschauung: der SprachkunsiJcr erfindet Worter, Satzformationen, Figurationen, Spruchc, gicbt das Abbild eines Избранные труды по философии культуры - страница 19 Lebensmoments der Seele (S. 52). Далековато не все у Гербера расгтуганно, приемлемо и современно, но, как досадно бы это не звучало, почти все живьем погребенное необходимо возвратить с кладбища.

без Избранные труды по философии культуры - страница 19 эстетического волнения мимо эстетических чувств сообщающе­го, и назад, испытываем эстетическое воспоминание там, где он его не испытывает. На этом факте и основаны надлежащие «обманы», притворства, сценическая игра и т.п. В общем, эти Избранные труды по философии культуры - страница 19 факты только под­тверждают наличность «бессознательного» (фактически аноэтическо-ю) симпатического осознания, потому что они прямо на него рассчита­ны. В сценической игре актера мы наперед знаем о «притворстве» и игре, и Избранные труды по философии культуры - страница 19 все же наша симпатическая реакция от этого не уничто­жается. Но ясно, что различная сила и различное качество их зависят не от самого факта симпатического восприятия экспрессии, а от особенно­стей этой экспрессии Избранные труды по философии культуры - страница 19. Игра бывает «хорошая» либо «плохая».

Невзирая на то, что мы воспринимаем экспрессию через «симпа­тии» и лично, мы в эстетической оценке ее смотрим на эксп­рессию, как на sui generis предмет Избранные труды по философии культуры - страница 19. Намеренность либо ненамеренность предметного для нас нрава экспрессии не меняют, она все равно должна вылиться в какие-то формы, способные к эстетическому воз­действию на воспринимающего. Воспоминание от (выражения) ласки, гнева Избранные труды по философии культуры - страница 19, протеста, презрения, ненависти и остального должно облечься в предметную форму, насаженную на семантические формы слова. По­добно конкретным чувственным впечатлениям от форм соче­тания звукослова, и тут мы имеем дело, как следует, с чувствен­ными Избранные труды по философии культуры - страница 19 формами сочетания. Эмоции так же имеют свои формы, как и сочетания. Но как в простом ощущении чувственный (эмоцио­нальный) тон наседает на него, окрашивает его, от него самого от Избранные труды по философии культуры - страница 19­личаясь, так и в восприятии слова как целого экспрессия есть его ок­раска, паренье над ним.

В особенности увлекательны случаи сложного напластования эстетических пе­реживаний. Интонации, тон, тембр, ритм и тл. мы воспринимаем как Избранные труды по философии культуры - страница 19 чувства, формы сочетания которых эстетически нас тревожут. Но эти же интонации, тот же ритм и прочее, так как они служат цели экспрессии и выдают духовное волнение говорящего, они вызывают свои Избранные труды по философии культуры - страница 19 эстетические переживания. Одно наседает на другое. Но, дальше, эти духовные волнения могут быть волнениями радости, печали, гне­ва, любви, зависти, но также эстетического удовольствия. Последнее само опредмечивается и фундирует на для себя последующей Избранные труды по философии культуры - страница 19 степени эсте­тическое переживание. Сверх всего этого, слушая, к примеру, на сце­не Гамлета, мы различаем слова Гамлета самого, может быть, также Шекспира и обязательно еще актера, изображающего Гамлета. И все это вызывает Избранные труды по философии культуры - страница 19 напластование одной индивидуальной экспрессивности на дру­гую, всех их на осмысленное слово, не говоря уж о зрительных источ­никах эстетического удовольствия. Довольно, но, двум хоть каким слоям «разойтись», и начинаются перебои, «эстетические Избранные труды по философии культуры - страница 19 противоре­

чия», разрушающие все сооружение. Не наименьшей опасностью такового раз­рушения является и то, что часто симпатическое осознание вызы­вает в нас реакцию, на которую не рассчитывает экспрессия. Так, уг­розы Избранные труды по философии культуры - страница 19 изображаемого героя могут вызвать у нас воспоминание скукотищи, его ужас и трепет — чувство презрения и т.п., в таковой мере, что они заглу­шают требуемое изображаемой экспрессией эстетическое чувство. Плохой создатель Избранные труды по философии культуры - страница 19 может убить профессионального актера, «несимпатич­ный» актер (к которому зритель ощущает личное нерасположение либо у которого «противный» глас и т.п.) может «провалить» неплохую роль.

Для эстетического восприятия эмоции в ней должны быть Избранные труды по философии культуры - страница 19 свои чувственные формы, определяющиеся законами собственной эмоцио­нальной «гармонии», «уравновешенности» эмоции, либо, по другому го­воря, законами уравновешенности экспрессии. Последнее можно было бы и не добавлять, потому что экспрессии и есть Избранные труды по философии культуры - страница 19 сами эмоции (как слово есть идея) - для воспринимающего, во всяком случае. И как эмоции и экспрессия не расчленимы для переживания их, так дол­жно быть и для восприятия. Их тожественность - основное поло Избранные труды по философии культуры - страница 19­жение симпатического осознания. Факт «притворной» экспрессии -для воспринимающего — притворной эмоции — так же не много этому противоречит, как произнесение слов тем, кто их не соображает, на­пример, чтение стихотворения на незнакомом языке (как время Избранные труды по философии культуры - страница 19 от времени певцы поют зарубежные романсы, заучивая их переписанными по знакомой им транскрипции). Правда, можно автоматом повто­рять чужие слова, не понимая их, но нельзя их придумать, «создать», а актер конкретно Избранные труды по философии культуры - страница 19 «творит» в собственной экспрессии. Но и актер не «вы­думал» бы экспрессии, если б ему (и зрителям) были полностью чужды, «неизвестны» эмоции, и если б творчество актера не в том и состояло, что способность симпатического Избранные труды по философии культуры - страница 19 осознания и подра­жания в нем могут быть развиты до дара, до таланта.

Условимся обозначать эстетическое воспоминание от экспрес­сивности, облегающей слово, звук и слово-семантику, через сим­вол: е Избранные труды по философии культуры - страница 19, являющийся их общим экспонентом.

2

2-ой из вышеозначенных пт составляет всецело предмет психического энтузиазма к персоне создателя слова. Интерпретация слова с этой точки зрения есть толкование поведения создателя в смысле его правдивости либо лживости Избранные труды по философии культуры - страница 19, его благожелательного либо злобного дела к сообщаемому, его веры в него либо сомнения в нем, его благоговейного либо цинического к нему дела, его уверенности в нем, его ужаса перед ним, его Избранные труды по философии культуры - страница 19 экстаза и остального, и остального. Сколько бы мы ни перечисляли свойств его дела к со­

обшаемому, все это свойства, во-1-х, психические, во-вто­рых, его, создателя, субъекта, для которого сообщаемое - таковой Избранные труды по философии культуры - страница 19 же пред­ка, как и для нас, хотя, может быть, духовные переживания оно вы­зовет в нас совсем другие, чем у него. Если выше, только-только, мы гласили все таки об экспрессивных Избранные труды по философии культуры - страница 19 свойствах слова, которые могли стать предметом нашего внимания и независимо от их создателя, то те­перь лишь на создателя и переносится энтузиазм. Слушая актера, мы слу­шаем не актера, а героя Избранные труды по философии культуры - страница 19 либо создателя пьесы; читая Гамлета, мы пере­носим установку внимания на Шекспира; и т.п.

Воззвание к создателю также происходит на базе симпатического осознания и по поводу экспрессии. Но экспрессия тут - только повод Избранные труды по философии культуры - страница 19, а симпатическое осознание - только начальный пункт. От наружной экспрессии требуется переход в глубь, в неизменный ее источ­ник, к руководящему его началу. От симпатического осознания не­обходимо перейти к периодическому ознакомлению с создателем и Избранные труды по философии культуры - страница 19 его личностью. Тут принципиально не «впечатление» от содержания слова, а по­вод, который дает его экспрессивность для проникания в «душу» создателя. Мы сначала только указываем его в его выражениях Избранные труды по философии культуры - страница 19, осознаем то, что он гласит, но желаем угадать также, что он желает сказать, как он относится и к тому, что он гласит, и к тому, что гласит, и к сообщаемому, и к Избранные труды по философии культуры - страница 19 собственному поведению сообщающего. Нам ва­жен сейчас не беспристрастный смысл его речей, а его собственное «пе­реживание» их как собственного личного деяния и как некого объек­тивируемого социально-индивидуального факта. Угадываем мы на основании показаний Избранные труды по философии культуры - страница 19 симпатического осознания, улавливающего со­ответствующие интонации его голоса, учитывающего, к примеру, спо­койствие либо прерывистость - натуральные и деланные - его речи, на­меренную либо «случайную», из глубины души и параметров Избранные труды по философии культуры - страница 19 нрава, также из его культурности либо невежества, творческих напряжений либо пассивного повторения, вытекающую «фигуральность» его речи, по­ниженный либо завышенный глас, свидетельствующий о его раз-дражении, зависти, ревности, подозрительности и прочем, и прочем Избранные труды по философии культуры - страница 19.

На почве этих первых догадок и «чутья» мы далее начинаем «со­знательно» воспроизводить, строить, отрисовывать для себя общий вид его личности, нрава. Здесь необходимо ознакомление с другими, из других источников почерпаемыми фактами Избранные труды по философии культуры - страница 19 его поведения в подобных и обратных случаях, с фактами, почерпаемыми из его биогра­фии. Симпатическое подражание играет все наименьшую роль, на мес­то его выступает конгениальное проигрывание. Экспрессивные ча­стности увлекательны не сами Избранные труды по философии культуры - страница 19 по для себя, как куски целого, по которым и необходимо вернуть целое. Симпатически данное рацио­нализируется и возводится в эффект, симптом некого постоян­

ства, которое терпеливо, систематически и методически подбирает­ся Избранные труды по философии культуры - страница 19, составляется и восстанавливается, как цельный лик.

За каждым словом создателя мы начинаем сейчас слышать его го­лос, догадываться о его идей, подозревать его поведение. Слова со­храняют все свое значение, но Избранные труды по философии культуры - страница 19 нас интересует некий вроде бы осо­бый интимный смысл, имеющий свои интимные формы. Значение слова сопровождается вроде бы со-значением. В реальности это quasi-значение, parergon по отношению к ergon слова, но на Избранные труды по философии культуры - страница 19 этом-то parergon и сосредоточивается внимание. Что говорится, теряет свою актуальность и интенсивно сознаваемое воздействие, оно воспри­нимается автоматом, принципиально, как оно говорится, в какой форме духовного переживания. Только какая-нибудь неожиданность Избранные труды по философии культуры - страница 19, па­радокс сообщаемого может на время перебить, отвлечь внимание, но потом мы еще напряженнее обращаемся к создателю, стремясь за самим финоменом узреть его и решить, согласуется создаваемое им воспоминание от его личности с другим Избранные труды по философии культуры - страница 19 либо не согласуется.

Как формы незапятанной экспрессивности выражаемого сопоставля­лись как аналогон с чувственными формами сочетания, так формы со-значения можно рассматривать как аналогон логическим фор­мам смысла. За последними предполагаются и Избранные труды по философии культуры - страница 19 имеют место свои психо-онтологические формы. И можно гласить об особенной онто­логии души, где «вещи» сущность «характеры», «индивидуальности», «лица» — предметы исследования психологии персональной, диффе­ренциальной, характерологии, либо там Избранные труды по философии культуры - страница 19, где подразумевается коллек­тивное лицо, коллективный субъект и носитель переживаний — пси­хологии этнической, социальной, коллективной (материал: фольклор, «народное» творчество в противоположность индивиду­альному словесному творчеству).

В целом личность создателя выступает как аналогон слова Избранные труды по философии культуры - страница 19. Личность есть слово и просит собственного осознания. Она имеет свои чувствен­ные, онтические, логические и поэтические формы. Последние конструируются как отношение меж экспрессивными формами случайных фактов ее поведения и внутренними формами законо­мерности Избранные труды по философии культуры - страница 19 ее нрава. Эстетическое восприятие имеет тут свои категории. Эстетическое удовольствие вызывается «строением» ха­рактера как «цельного» («единство в многообразии»), «гармонично­го», «последовательного в поведении», «возвышенного по чув­ствам», «героического», «грациозного в Избранные труды по философии культуры - страница 19 манерах», «грандиозного в замыслах» и т.д.

Для способности эстетического восприятия личности еще боль­ше, чем в эстетическом восприятии экспрессивности самих символов, необходимо освободиться от собственных личных реакций на личность как Избранные труды по философии культуры - страница 19 пред-

мет созерцания. Она в нашем сознании может запутаться в совер­шенно непроницаемом тумане наших «симпатий» и «антипатий», переживаний не эстетических, а время от времени прямо им агрессивных. Любовное отношение тут может Избранные труды по философии культуры - страница 19 мешать не меньше агрессивного, пиетет не меньше снисходительности. Нужно отступить вроде бы на рас­стояние, чтоб выделить и оценить свое эстетическое отношение к личности и ее типу. Ее личные формы - типичны, и мы просто Избранные труды по философии культуры - страница 19 можем к личности отнести чувственную реакцию, привыч­ную для нас в отношении к соответственному типу. Можно было бы сказать, что эстетическое отношение к личности растет, в конце концов, конкретно на Избранные труды по философии культуры - страница 19 преодолении симпатического осознания ее. Оно, это «преодоление», только и способно сделать подходящую «уравновешенность».

Обозначим эстетическое значение восприятия личности само­го создателя слова как некий неизменный коэффициент S к са­мому слову во всех его беспристрастных Избранные труды по философии культуры - страница 19 фонетических и семасиоло­гических функциях.

VI

Общая пародийно-математическая формула эстетического воспри­ятия слова складывается последующим образом:

Sinlld + uMf 1е -^ii J ±s±r

Москва, 1922, февраль 19.

Г. Шпет

Задачи современной эстетики1

Всего Избранные труды по философии культуры - страница 19 семнадцать лет тому вспять один из авторитетнейших представи­телей германской эстетики Карл Гроос, цитируя определение Кюльпе, что эстетика есть психология эстетического удовольствия и художествен-ного творчества, подтверждал: «Таково же мировоззрение подавляющего боль Избранные труды по философии культуры - страница 19­шинства современных представителей философии». Философское «меньшинство», отстаивавшее не-психологическую эстетику, — впро­чем, тогда больше в идее, чем в осуществлении, - было представлено нормативизмом, тесновато связанным с реставрировавшимся кантовским критицизмом. Гроос в цитируемой статье пробует Избранные труды по философии культуры - страница 19 ослабить критику, направленную против психической эстетики со стороны норма­тивизма. Но в то же время он находит себя принужденным и к некото­рым уступкам. С одной стороны, констатирует он, наикрупнейший эсте­тик современности Избранные труды по философии культуры - страница 19 Фолькельт уже на самом деле показал, в какой мере психическая эстетика не может удовлетворить требованиям науки, а с другой стороны, сама психология нашла ограниченность и не­достаточность методологических средств для решения главных эсте Избранные труды по философии культуры - страница 19­тических вопросов. Сила современной психологии - в опыте, и уже Фехнер положил начало применению психического экспе­римента к исследованию неких простых эстетических пере­живаний. Но и до сего времени сурового углубления Избранные труды по философии культуры - страница 19 это применение не отыскало. Эстетика обязана отрешиться от опыта в решении собственных сколько-либо принципиальных заморочек. Гроос отмечает знаменатель­ный факт, что Кюльпе и Дессуар, достигшие в других областях при­менения психического опыта Избранные труды по философии культуры - страница 19 потрясающих результатов, в области эстетики такового фуррора не имели.

Два пт критичного нормативизма казались в особенности проч­но обоснованными, и ими нормативизм в особенности дорожил. 1-ый из этих пт обымал Избранные труды по философии культуры - страница 19 вопросы методологические. Положение о примате способа, об определяемости способом предмета и познания, и бытия было для кантианства главным положением. Как такое, это

1 По стенограмме доклада, читанного 16 марта 1922 г. на философском отделении Ρ.Α.Χ.Η.

положение никаким Избранные труды по философии культуры - страница 19 эмпирическим методом не должно было и не могло быть получено. Оно само должно было лежать в базе вся­кого эмпирического исследования, и внутренне могло быть оправ­дано только особенным способом - априорным либо Избранные труды по философии культуры - страница 19 трансценденталь­ным. Психология как эмпирическое познание тут так же бессильна и неуместна, как и всякое другое эмпирическое зание природы. Так как эстетика претендует на принципное значение по отношению к эмпирическим наукам об искусстве, художественном восприятии Избранные труды по философии культуры - страница 19, творчестве и т.д., а равным образом, так как эсте­тика «внутри» себя нуждается в логическом и методологическом обосновании так именуемых эстетических суждений, постольку эстетика не есть психология и не основывается на Избранные труды по философии культуры - страница 19 психологии.

В конкретной связи с этим стоит и 2-ой опорный пункт нормативизма. Способ, определяющий предмет познания и бытия, есть их закон. Правда исходя из убеждений критицизма не есть бытие и правда Избранные труды по философии культуры - страница 19 бытия, а есть правда закона, предписываемого бытию трансценден­тальным субъектом либо, просто, рассудком. Как предписание, она, естественно, «есть», но роль и значение ее в зании и сознании опре­деляются не Избранные труды по философии культуры - страница 19 этим ее бытием, а ее обязательностью либо значимостью. Предписываемый закон есть значительно норма, и его истинность есть годность, значимость либо ценность. Применительно к эстетике мы также говорим, с одной стороны, о значимости ее суждения, а Избранные труды по философии культуры - страница 19 с дру­гой стороны, об эстетической ценности художественного восприятия. Так, к примеру, не всякое произведение искусства мы признаем «эс­тетически действующим» и, не говоря уж о степенях, не всякое Избранные труды по философии культуры - страница 19 про­изведение искусства мы признаем просто «эстетически ценным». Как и в других вопросах о ценности, психология тут никакой помоши оказать не может. Психология изображает процесс, совершающийся в человеке и характеризуемый им как Избранные труды по философии культуры - страница 19 его эстетическое восприятие, удовольствие и прочее, психология устанавливает догадки о зарож­дении и генезисе соответственного процесса, она, может быть, суме­ет отыскать его причинное разъяснение и установить его природный за­кон, но у Избранные труды по философии культуры - страница 19 нее нет средств ответить на вопрос о «критерии», по которому нечто признается эстетически действующим и ценным. Больше того, -чтобы только поставить логически правомерно вопрос о происхожде­нии и о процессе эстетического переживания, психология должна Избранные труды по философии культуры - страница 19 уже владеть аспектом, по которому эстетическое восприятие отличает­ся от восприятия произведения искусства вообщем. Психология долж­на этот аспект просто заимствовать из области познания в том ком­петентного. На такое познание Избранные труды по философии культуры - страница 19 предъявляет права конкретно эстетика. Но чтоб ей и быть таким познанием, ей, разумеется, в этом по последней мере пт нельзя быть психологией и опираться на психологию. Таким

образом, понятно, и вся область эстетических Избранные труды по философии культуры - страница 19 суждений, центральная область эстетики, изъемлется из компетенции психологии.

Итак, в целом, не имея способности при помощи психологии ус­тановить аспекта значимости эстетических суждений, мы в пси­хологической эстетике должны отрешиться Избранные труды по философии культуры - страница 19 от способности решения кардинальных для эстетики вопросов. Эти вопросы сводятся к трем главным группам вопросов: 1) определение самого эстетического, 2) систематизация эстетических предметов, черта их клас­сов и установление меры их эстетической ценности, 3) указание места Избранные труды по философии культуры - страница 19 и роли эстетического сознания в целом культурного сознания, либо раскрытие «смысла» эстетического, беря его в его своем целом. Вследствие этого, если б мы продолжали настаивать на оп­ределении эстетики, как дисциплины философской, мы должны Избранные труды по философии культуры - страница 19 могли быть по вопросу о самой способности таковой эстетики придти к заключению скептическому либо и совсем отрицательному.

Гроос пробует ослабить силу аргументации нормативизма. Спер­ва он настаивает на том, что психология Избранные труды по философии культуры - страница 19 может все-же найти «эстетически действующее», если она, исходя из обыденного словоупот­ребления и восходя к научному использованию предикатом «прекрас­ный», отыщет в этом анализе значительные признаки эстетического. Но эти суждения Избранные труды по философии культуры - страница 19 Грооса нимало не убедительны, - они только переносят спор в другую область. Каким образом индукция может дать общезначимый вывод? Даже эмпирическая, возможная значи­мость индуктивных обобщений вероятна только при предваритель­ном допущении основанной на «вере Избранные труды по философии культуры - страница 19» предпосылки о «единообразии законов природы». А всякое конкретное применение ее особых способов может быть только поэтому, что за разнообразием мы умеем «увидеть» сходство и за случайностью открываем существенную не­обходимость. Индукция - эвристический Избранные труды по философии культуры - страница 19 прием, а не принципиаль­ное основание эмпирических наук. С другой стороны, если б в ин­дуктивном заключении мы могли ограничиться «механическими» приемами обобщения, мы тем наперед ограничивали бы себя Избранные труды по философии культуры - страница 19 только эмпирическою, вероятною значимостью обобщения.

Но, ворачиваясь фактически к психологии, можно было бы на суждения Грооса ответить вопросом совершенно другого порядка: с каких же это пор исследование обыденного и научного «словоупот­ребления» считается психическим Избранные труды по философии культуры - страница 19 способом? Психология знает эмпирические способы наблюдения (самонаблюдения) и экспери­мента, способ же исследования «словоупотребления», т.е. анализ понятий и смысла, был всегда и по преимуществу способом фило­софским. Потому, если суждения Грооса Избранные труды по философии культуры - страница 19 и ослабляют значе­ние критики нормативистов, то никак не в пользу психологии,

а в пользу философии. Таким макаром, уже и намечается выход, к которому и должна направиться современная философская эсте Избранные труды по философии культуры - страница 19­тика, но которого еще не предугадал Гроос.

Потом Гроос перебегает в пришествие и направляет против норма­тивизма тот аргумент, которым последний пользуется для по­ражения психической эстетики. Совсем основательно про­тив кантианского нормативизма им выдвигается Избранные труды по философии культуры - страница 19 упрек в том, что таковой нормативизм сам вероятен только при определенных предпо­сылках и априорных допущениях. Несложно при всем этом созидать, что такие допущения не только лишь могут быть Избранные труды по философии культуры - страница 19 спорны по содержанию, но они небезукоризненны также со стороны методологической. Обык­новенно они принимают некую форму вроде бы запугивания: «если не» признать того-то и того-то, то приходится отрешиться и от Избранные труды по философии культуры - страница 19 самой науки, либо «нужно допустить, по другому...» и т.п. Совсем не надо быть скептическим шалуном, а довольно только быть логически на­стойчивым, чтоб на эти опасности ответить: и не надо, откажемся Избранные труды по философии культуры - страница 19, -значит, соответственная наука невозможна. Имея в виду эту сторо­ну дела, просто убедиться, что соответственная аргументация норма-тивистов тайком подсовывает тот философский брак, который психология открыто выставляет на продажу. Действительный смысл обозначенной Избранные труды по философии культуры - страница 19 аргументации сводится к обычному заманиванию: если хочешь, чтоб..., то признай... и т.д. А если не желаю? Тогда погибает наука, культура и много добротных вещей!.. Было бы жутко, если б каждое вопрошаемое «я Избранные труды по философии культуры - страница 19» не сознавало, что в реальности бы­тие науки ни мельчайшим образом от его желания либо нежелания не зависит. Аргументация нормативистов очевидно заключает внутри себя то, что сейчас именуется «психологизмом», и против чего сам Избранные труды по философии культуры - страница 19 же нормати­визм, хотя и плохими средствами, повел борьбу.

В конце концов, Гроос прав, когда он приходит к заключению, что заместо того, чтоб отстаивать абсолютную нормативность с затаенны­ми, лишающими ее Избранные труды по философии культуры - страница 19 абсолютности, предпосылками, лучше откровен­но признать, что есть только гипотетичные аспекты и отно­сительные требования в определении эстетического. Но этим самым отвергается принципный нрав эстетики и, как следует, воз­можность философской эстетики вообщем Избранные труды по философии культуры - страница 19. С этим как раз современная эстетика примириться и не может. Она желает быть познанием, познанием серьезным, познанием принципным, познанием философским, а не кри­тическим воззрением, не миропониманием, не эмпирическим и здравым смыслом Избранные труды по философии культуры - страница 19. Философское значение новокантианства, вправду, только негативно, но на историческое значение его можно взгля­нуть и с другой точки зрения. Исторический смысл его критицизма и нормативизма заключался конкретно в борьбе на Избранные труды по философии культуры - страница 19 два фронта: против ме­

тафизики — материализма, спиритуализма (идеализма), монизма и иных, свара которых во 2-ой половине XIX века привела к полно­му расслаблению философии, и против эмпиризма - натуралистичес­кого, психологистического, исторического, внутреннее бессилие ко­торых Избранные труды по философии культуры - страница 19 напористо добивалось от философии сурового укрепления собственных принципов. Нормативизм сыграл свою роль, и сейчас нам в его рассуждениях слышится тон старомодный, из прошедшего, но было бы несправедливо утверждать, что собственного исторического предназначения Избранные труды по философии культуры - страница 19 нормативизм совсем не выполнил.

II

Девять лет тому вспять, спустя всего восемь лет после статьи Грооса, в германской литературе появилась также обзорная и резюмирующая ста­тья по эстетике Утица. Искусствовед и эстетик. Утиц Избранные труды по философии культуры - страница 19 - представитель уже последнего поколения. Вспоминая статью Грооса и цитируемые им слова Кюльпе, он обязан признать, что с того времени положение вещей очень поменялось. Психическая эстетика представляет сейчас, по его воспоминанию Избранные труды по философии культуры - страница 19, вид очень затрепанный - в лохмотьях и дырах -ein recht zerrissenes und zerkJuftetes Bild. Она попала под удары антипси­хологизма, который с такою энергией взялся за расчистку философс­ких путей и за укрепление принципных Избранные труды по философии культуры - страница 19 основ философии вооб­ще. Смысл того, что подметил Утиц, можно было бы формулировать так: эстетика может остаться самостоятельною и принципиальною дисциплиною, если она станет на собственные философские ноги и будет без помощи Избранные труды по философии культуры - страница 19 других себя философски содержать, а не тащиться на поводу у психологии и жить на ее счет; равным образом эстетика дол­жна отрешиться и от обмана — стереть с себя румяна нормативизма Избранные труды по философии культуры - страница 19, плохо прикрывающие ее психологисгическое дряхлое тело.

Утиц уделяет свое внимание на то, что сами недавнешние заступники пси­хологической эстетики начинают отрекаться от нее. Утиц отмечает посреди их известного психолога и преподавателя Меймана, которого всего меньше Избранные труды по философии культуры - страница 19 можно было бы попрекнуть «философичностью» либо хотя бы осознанием того, что такое философия. В силу последнего основания нечего ждать от Меймана какого-нибудь положительного выхода из затруднений психической эстетики, но Избранные труды по философии культуры - страница 19 тем увлекательнее выяснить, чем все-таки фактически в ней недоволен этот призванный психолог. Второсте­пенный для нас энтузиазм также имеет, в какой мере Мейман освобож­дает эстетику от связи с психологией. Потому Избранные труды по философии культуры - страница 19, когда Утиц со собственной стороны констатирует, что Мейман борется фактически не против пси­хологии, а против «ее однобокого преобладания» и в пользу до­


izdaniya-f-v-bulgarina-i-n-i-grecha-i-zhurnal-biblioteka-dlya-chteniya.html
izdaniya-svyazannie-s-volnim-obshestvom-lyubitelej-slovesnosti-nauk-i-hudozhestv.html
izdatel-i-v-proshlom-glavnij-redaktor.html